дом леви
кабинет бзикиатрии
кафедра зависимологии
гостиный твор
дело в шляпе
гипнотарий
гостиная
форум
ВОТ
Главная площадь Levi Street
twitter ЖЖ ВКонтакте Facebook Мой Мир
КниГид
парк влюбленных
художественная галерея
академия фортунологии
детский дворик
рассылочная
смехотарий
избранное
почта
о книгах

объявления

об улице


Levi Street / Обновления сайта и другие службы оповещений / Избранные путеводители

 

Vitarium: лица, характеры, судьбы

тексты Владимира Леви
встречи в Полновременье


ссылки доступны для Практикантов
Университета Уверенности



"Смеялся ли Иисус Христос?" (имя: Сергей Аверинцев)
"Сказать, что это было для меня потрясением, – значит ничего не сказать. Представьте себе, что в переполненный душный зал входит существо с какой-то другой планеты, где цивилизация продвинулась несравненно дальше земной, где все давно поняли, что смысл жизни – в служении Красоте и Добру, где Истина живет в генах, в клетках, в крови… Великий культуролог, филолог, историк; изумительный переводчик и автор прекрасных религиозных стихов; фантастический эрудит, владевший множеством языков, новейших и древних; глубокий оригинальный мыслитель…" Весь текст

"Лицо и речь - души неодолимый подвиг..." (имя: Белла Ахмадулина)
"Она из тех, кто даже молчанием сильно магнитит жизненное и культурное пространство далеко вокруг себя".
Весь текст


"О Бахе" (имя: Иоганн Себастьян Бах)
"Бах – это утюг Бога, вернее, сам Бог, своим Божественным утюгом разглаживающий мироздание..."
Весь текст


"Говорящие цветы" (имя: Ванга - Вангелия Пандева Гуштерова)
"Ведовские способности вкраплены в род человеческий, как способности музыкальные, математические, шахматные и любые иные. На определенном уровне они свойственны и животным – многие звери, собаки и кошки в частности, не просто прогнозируют и предчувствуют, но именно ведают – предзнают заранее предстоящие события, особо значимые для них, и предсказывают их своим поведением.
Если бы такого рода способностей не было и у людей – давно бы вымерли люди. В мире, полном безжалостных стихий и коварных неожиданностей, ведовство должно было стать одним из видовых приспособлений для жизни существ сравнительно слабых, с ограниченным разумом. Всякая гениальность – и музыкальная, и литературная, и математическая, и лингвистическая, и спортивная, и гениальность в общении – в высшем своем выражении содержит примесь ведовства: знания как бы из ниоткуда… Но, как и любая гениальность, ведовство не могло стать ведущим приспособлением, «фишкой» вида – иначе разум не развивался бы, незачем было бы ему развиваться, – а разум, рациональный логичный разум, с его основой – простым житейским здравым смыслом – зачем-то все-таки нужен. Ведовству, искрящему временами в каждом из нас, пока дозволено проявляться таким мощным пламенем, как у Ванги и Нострадамуса, по отношению к человеческой массе лишь в дозах гомеопатических…"

Весь текст


"Волшебник Волошин" (имя: Максимилиан Волошин)
"Волошин и вправду был кудесником, добрым волшебником – в том толковании этого звания, которое мне представляется здравым. ...то, что это был человек могучего и высокого духа, вхожий в тонкий мир, в полную реальность, для меня несомненно по многим признакам. По стихам в том числе..."
Весь текст


"No arms, no legs, no worries" (имя: Ник Вуйчич)
"Удивительно, с каким постоянством послания Духа идут через людей, обделенных какими-то физическими возможностями в пользу духовных. Духовных не в смысле спиритуалистическом или религиозном, хотя и это сюда входит, а в смысле мобилизации всех тех сил, которые пребывают уровнем выше, чем физические или физиологические. Я близко знал и знаю нескольких таких великих людей..."
Весь текст


"Морской йог" (имя: Владимир Казьмин)
"Художник живет в каждом. Но художником признается тот, кому удается преодолеть невыразимость, сделать сокровенное разделенным. Искусство языка тайноведения. Мне довелось проследить неполно, увы, как Владимир Казьмин искал свой художественный язык, как нашел. Правильнее было бы сказать, что нашла Володю сама красота, некая ее ипостась, никому еще не открывавшаяся, нашла, подчинила себе, сделала, что успела".
Весь текст


"Мой столетний вундердядя" (имя: Юрий Клячко)
"Не стану перечислять его научные, изобретательские, педагогические и организаторско-общественные заслуги – они обширны и многообразны, я в них почти ничего не смыслю (слегка разве что в механизме работы мышц, в исследование коего дядюшка внес оригинальный теоретический вклад).
…Человек он был очень бодрый, энергичный, жизнерадостный и веселый. Можно добавить еще – наступательный, агрессивный, да, весьма агрессивный, но в самом верхнем регистре агрессии – интеллектуальном. Агрессивность минус хамство, агрессивность остроумная, агрессивность красивая, эстетичная – представляете себе такое? Это мой дядя Юра".

Весь текст


"Двойник с улицы Данте" (имя: Михаил Козаков)
"Михаил Михайлович – или позволю себе называть его просто Мишей, ведь мы почти одногодки – не только великолепный актер, режиссер и чтец, он еще и превосходный писатель, глубокий наблюдатель и тонкий психолог".
Весь текст


"Почерк жизни: Сергей Сергеевич Корсаков" (имя: Сергей Корсаков)
"Как определить того, кто одним молчаливым взглядом мог успокоить самого буйного психотика, одной краткой беседой снять безумную тоску, душевную боль?.. Того единственного, при ком в сумасшедшем доме двери и окна оставались круглые сутки открытыми, и никто не убегал, не буянил, ничего скверного не случалось?.. Того, кто в своем лице сделал психиатрию психологичной, а психологию психотерапевтичной?.. "
Весь текст


"Кунинград" (имя: Евгения Филипповна, Роза Марковна, Иосиф Филиппович Кунины)
"Кунинград – такое негосударство в государстве, такая обитель – где живут кунинградцы. Кунинград, говорю я. Другие говорят: дом Куниных, очаг Куниных, просто – у Куниных... Это все одно, просто мне кажется, что «дом» слишком мал, тесен, камерен для той мощной и многогранной миссии, которую Куниным выпало осуществить в культурно-духовной жизни России и не только России.
У историка нашей гуманитарной элиты просто глаза разбегутся. Достаточно помянуть, что семья эта ближайшим образом причастна к жизни и деятельности Александра Меня, величайшего христианского просветителя ХХ века. И еще много великих имен, множество светлых, прекрасных и высокоодаренных людей – из Москвы, из разных концов державы и из-за пределов ее – неким тайным магнитом притянулись сюда..."

Весь текст


"Журавль-лицевед" (имя: Иоганн Гаспар Лафатер)
"Физиономическое чувство нам так же присуще, как чувство нравственное... Оно дано и ребенку, и идиоту, и зверю, и насекомому – это живая нить, соединяющая все живое. И как бы вы его ни называли – инстинктом или предзнанием, естественной симпатией-антипатией, непроизвольным суждением – хоть вообще никак не называйте, но оно есть! – оно всажено и впечатано в наши души! Я говорю: верьте глазам своим, но не просто верьте – учитесь верить! Внешность никогда не обманывает, но всегда пребывает в точном соответствии с той сущностью, которую выражает, ибо это и есть ее дело: выражать сущность".
Весь текст


"Маяковский пришел в себя" (имя: Владимир Маяковский)
"С гениальными поэтами в России беда: либо убивают их, либо самоубиваются, либо всячески помогают себя убить, либо живут прозябаючи, иссыхают, либо спиваются, либо настигает с государством скандал, изгоняют… Имеются и более или менее спокойные исключения (Ахматова), но уж больно похожа беда эта на правило — и уж точно, тенденция есть, как любил говаривать один мой пациент-алкоголик в ответ на вопрос, не в запое ли он. Тенденция есть: к несовместимости запредельных требований творческого самоосуществления — и тесных пределов личного пространства и времени, житейской конкретности с ее зависимостями и гипнозами..."
Весь текст


"20 других лет с Александром Менем" (имя: Александр Мень)
"Сказать «без него» было бы неправдой. Внутренне он все приближается. И все равно, такой близкий и родной, остается какой-то непостижимой тайной. И явление его, и… не подберу слова. «Уход», самое мягкое – тоже неправильно, ну, пусть будет «перемещение»..."
Весь текст


"Моцарт: биологическая гениальность?" (имя: Вольфганг Амадей Моцарт)
"...не удивительно, что полная гармонии, легкости и глубины музыка Моцарта проникает во все живое и всесторонне его оживляет..."
Весь текст


"Костяная нога" (имя: Константин Недбай)
"Константину Максимычу в то время был пятьдесят один год, он казался мне, двадцатиоднолетнему, почти стариком, хотя до его старости ему было еще далеко. (...) Герой войны, герой жизни, он был не просто начальником моим, но учителем, не столько профессии (по основному вопросу психиатрии – шизофрении – мы оказались по разные стороны баррикад), сколько отношения к людям, к работе, к себе… Главное заключалось вот в этих гаммах содержательного междусловия".
Весь текст


"Пунктир Пастернака" (имя: Борис Пастернак)
"Борис Пастернак сегодня посетил мою память. И жизнью своей, и творчеством этот поэт с колоссальной мощью выразил одно из корневых внутренних противоречий любви: как духовной ценности и как природного зова. (...) Жизнь и творчество Пастернака прошли очень близко к моей судьбе, по пунктирной касательной..."
Весь текст


"Гений вне измерений" (имя: Мишель Петруччиани)
"Можете ли себе представить великого пианиста, мирового виртуоза, которого вносят на сцену на руках и как младенца сажают на сидение перед роялем, поскольку сам он туда взобраться не может? – не хватает росточка. (...) Этот крошечный человечек был гением джазового пианизма. Чтобы достать до педалей, ему приходилось использовать специально сконструированные приспособления, что-то среднее между ходулями и протезами. Руки у него были, хотя и очень маленькие, но все же достаточной длины, чтобы охватывать бОльшую часть клавиатуры, и пальцев хватало, чтобы при большой растяжке дотянуть почти до октавы. Впрочем, даже если бы руки были и вполовину меньше, он, уверен, играл бы не хуже, ибо в фортепианном искусстве, как и в иных прочих, то, чего не достичь размером, можно достичь – и с лихвой – подвижностью, скоростью, точностью, изобретательностью. Дарованием, интеллектом и волей. Духом".
Весь текст


"Доктор-освободитель" (имя: Филипп Пинель)
"Первый прорыв к далекому будущему, к еще и доныне несуществующей гуманной психиатрии был совершен в восемнадцатом веке во Франции".
Весь текст


"Буду как дома" (имя: Ляля Розанова)
" Ушла давно, а будто не уходила. Да и не будто, а просто – здесь она, среди нас, безотлучно. Живая, гениально живая – такою была, такою и остается..."
Весь текст


"Сквозь ненаписанное" (имя: Ляля Розанова)
"Кто был близко, тот чувствовал: в ней живет частица Моцарта, который умирает, если ему не дают дарить себя. Рожденная с абсолютным литературным слухом, она ощущает и передает тональность и цветность слов, их скрытые объемы и отблески; и при всей импровизационной легкости ничто в ее письме не случайно: поют и перекликаются слоги, тайные разговоры ведут буквы, в прихотливый ритм прозы внесена упругая звучность стиха, всегдашнего аккомпанемента ее жизни..."
Весь текст


"Светел сердце пронзающий луч..." (имя: Валерий Рыбаков)
"Не буду много говорить об этих стихах. Скажу только, что по моему ощущению они чудесны, сильны, а некоторые гениальны. Я был совершенно потрясен, едва начав их читать. Трудно было оторваться. Помимо огромной художественной силы, мощи метафор и удивительной свободы языка, в поэзии Валерия Алексеевича явлена огромная культурная жила, нить эстетической и духовной преемственности, идущая еще из серебряного века и поразительным образом прошедшая сквозь огни, воды и медные трубы духоуничтожительной советской машины. То, что в стихах этих так много боли и скорби, нисколько не угнетает, не подавляет, не гасит дух, не внушает пессимизм – наоборот, прибавляет душевных сил, придает воли – жить."
Весь текст


"Высота и красота" (имя: Михаил Тюрин)
"Мы увидели кареглазого человека в скафандре, свободно плавающего в состоянии невесомости среди каких-то приборов и непонятных вещиц. Симпатичное мужественное лицо с небольшими усами, застенчивая улыбка… Сразу показался давно знакомым. Рядом еще двое космонавтов, чуть менее различимых… Начали разговаривать. Видеосигнал сильно отставал от звука, поэтому пришлось привыкать на ходу к тому, что слышишь одно, а видишь другое."
Весь текст


"Брат Бога" (имя: Уолт Уитмен)
"Эти стихи были обо всех и обо всем: от каждой травинки до каждого человека, от космических далей до мельчайшего микроба – обо всех и о себе самом. Любовная песнь всему сущему. Так, действительно, мог писать о своем творении и обращаться к нему сам Господь, во всем и всех сущий. Несколько лет эта книга писалась им неотрывно, и это было главное событие и единственное свершение его жизни, его судьба, бесконечно превысившая его самого..."
Весь текст


"Птица Франкл: крыша, она же небо" (имя: Виктор Франкл)
"Редко кто становится психиатром, психотерапевтом или психологом от хорошей жизни. «Будучи молодым человеком, я прошел через ад отчаяния, преодолевая очевидную бессмысленность жизни», – писал о себе Франкл. Земляк Фрейда, сперва он был его молодым учеником, потом недолго учеником взбунтовавшегося фрейдовского ученика Адлера, потом взбунтовался против этого ученика и стал разрабатывать свой подход к человеку, искать свою психософию. Попутно обосновал и ввел в практику метод парадоксальной интенции – лечение от противного: не борись с симптомом, а вызывай его и усиливай – и симптом исчезнет. И наконец, нашел магистраль, свою золотую жилу. Увидел Главное..."
Весь текст


"Молния Цветаева" (имя: Марина Цветаева)
"…«Ни в чем не знавшей меры», – сказала она о себе… Ни в чем сдерживанья, скорее. «С этой безмерностью в мире мер» – ни в чем компромисса, уступки страху, ни в чем потесненья свободы чувства и мысли, дара и духа, требовательности к дару и духу. Житейской, арифметической, плоскостной меры, Цветаева, конечно, не знала – можно ли от молнии ожидать меры?.."
Весь текст




Поделиться в социальных сетях

twitter ЖЖ ВКонтакте Facebook Мой Мир Одноклассники

Rambler's
Top100


левиртуальная улица • ВЛАДИМИРА ЛЕВИ • писателя, врача, психолога

Владимир Львович Леви © 2001 - 2017
Дизайн: И. Гончаренко
Рисунки: Владимир Леви
Административная поддержка сайта осуществляется IT-студией "SoftTime"

Rambler's Top100