дом леви
кабинет бзикиатрии
кафедра зависимологии
гостиный твор
дело в шляпе
гипнотарий
гостиная
форум
ВОТ
Главная площадь Levi Street
twitter ЖЖ ВКонтакте Facebook Мой Мир
КниГид
парк влюбленных
художественная галерея
академия фортунологии
детский дворик
рассылочная
смехотарий
избранное
почта
о книгах

объявления

об улице


Levi Street / Музыкальная аптека / Освобождение


 

Освобождение



слушать передачу



Поделиться

twitter ЖЖ ВКонтакте Facebook Мой Мир Одноклассники

музыка против наркотиков
(2)


власть над зависимостью


Евгения Полянская:
Доброе утро, друзья! В эфире «Музыкальная аптека», авторская программа доктора Леви. В нашей студии:
– доктор, психолог, психотерапевт, музыкант и писатель Владимир Леви;
– соавтор программы Максим Леви, психолог и музыкант;
– звукорежиссер Михаил Максимов;
– музыкальный консультант Вера Бисенек;
– и редактор программы Евгения Полянская.
Сегодня мы продолжаем обсуждать одну важную тему: музыка и всякого рода зависимости, в том числе зависимости от самой музыки. Наш разговор начинает Максим Леви.

Максим Леви:
О связи музыки и наркотиков говорится много, много ведется об этом споров. Некоторую музыку даже прямо называют наркотической, то есть похожей по действию на вещества, изменяющие сознание. Наркотическими называют некоторые виды народной экзотической этнической музыки, используемой в шаманских ритуалах. Иногда исполнение этой музыки в ритуалах так называемого шаманского камлания сопровождается употреблением некоторых воздействующих на сознание веществ, содержащихся в травах или грибах. Вот шаман берет свой бубен или какой-то еще музыкальный инструмент и вместе с соплеменниками входит в транс.

Звучит шаманская музыка

Евгения Полянская:
Говорят, перед шаманской техникой погружения в измененное состояние сознания не могут устоять даже профессиональные психологи. Нам об этом рассказывал Владимир Львович. Вот он сейчас и подключается к нашему разговору.

Владимир Леви:
Психологическая зависимость людей от шаманов, от колдунов была беспредельной, гипнотической, всецелой. И не последнюю роль в этом играла шаманская музыка.

Максим Леви:
Шаманы общаются с духами предков или животных, приобретают какие-то особые способности (как они считали, и, может быть, небезосновательно), влияют на природные явления. В этом же состоянии шаманы производили и некоторые лечебные манипуляции, которые были на самом деле часто весьма результативными.

Владимир Леви:
Такая шаманская наркотическая музыка где-то глубоко, в подспуде, в глубинном бессознательном, видимо, живет в каждом из нас. И есть какое-то внутреннее стремление возвратиться в эти древние времена.

Максим Леви:
И многие музыканты замечают, что преобладающий ритм современной рок- и поп-музыки совпадает с типичным ритмом шаманских барабанов.

Шаманская музыка плавно переходит в современную ритмическую композицию

Максим Леви:
В сегодняшней нашей теме, по-моему, стоит рассказать о целом направлении, названном психоделической, или кислотной музыкой. Само возникновение такого названия связано с определенными психоактивными веществами, изменяющими человеческое сознание.
Прежде всего, это препарат ЛСД. Полностью его название звучит так: диэтиламид лизергиновой кислоты, а на жаргоне – просто «кислота». ЛСД, или «кислота» – это галлюциноген, он вызывает переживания погружения в другую реальность, недоступную обычному сознанию. Иногда это бывают образы, связанные с древними мифами, о которых человек, принимающий препарат, может даже ничего не знать, что дало повод предполагать, что под воздействием ЛСД человек общается с духами предков, как это делается в шаманских магических ритуалах, или вспоминает свои прошлые жизни, в общем, говоря языком научной психологии, приобщается к коллективному бессознательному человечества. Существовало такое понятие, как ЛСД-терапия, и применение этих галлюциногенов помогало пациентам избавиться от тяжелой зависимости, положим, от героина, позволяло преодолеть психические травмы, когда с этими субстанциями работал очень квалифицированный специалист.

Звучит легкий проигрыш

Евгения Полянская:
Максим, вот как я понимаю: все-таки ЛСД – это не наркотик в научном смысле слова. Что человек ощущает, возвращаясь после его приема, как он адаптируется к реальности?

Максим Леви:
Людям после приема ЛСД действительность кажется какой-то плоской, ограниченной. И еще поэтому галлюциногены называли наркотиками, расширяющими сознание. Как правило, они не вызывают такой жесткой физиологической зависимости и не наносят большого прямого ущерба здоровью, но могут навредить здоровью психическому. Даже однократный прием галлюциногена без надлежащего клинического контроля может сильно повлиять на психику человека.

Евгения Полянская:
Так каким же образом это все было связано с музыкой?

Максим Леви:
Имея личный опыт употребления галлюциногенов, музыканты старались в звучании композиций воспроизвести эффект действия этих препаратов, и выражалось это в характерном плывущем звуке, некоторой нечеткости аранжировок и разнообразных звуковых эффектах. Благо, возможности электронной обработки звука с 60-х годов непрерывно развивались. Создавался новый звуковой мир, который словно погружал нас в иную реальность.

Звучит кислотный джаз

Евгения Полянская:
Возникает закономерный вопрос: а что, слушая такую музыку, человек тоже может погрузиться в то самое состояние, к которому стремятся люди, употребляющие галлюциногены?

Максим Леви:
Это может быть по-разному: например, кислотный джаз, который мы сейчас слушаем, минимально воздействует на состояние нашего сознания. Такую музыку вполне можно слушать, занимаясь повседневными делами, за работой.

Владимир Леви:
Подобная музыка, которая лично мне очень нравится, производит то, что я называю разминкой подсознания, и может помогать возникновению нестандартных идей, когда вы думаете над каким-то проектом, а может и просто помогать отдыхать, расслабляться.

Максим Леви:
А вот некоторые композиции рок-музыки, электронные инструментальные композиции, современные обработки этнической музыки оказывают уже более сильное изменяющее сознание воздействие. Их уже не стоит слушать во время выполнения дел, требующих собранности и рационалистичности мышления. Зато такая кислотная, или психоделическая музыка находит применение в особых видах психотерапии. Например, известнейший психиатр Станислав Гроф открыл способ достигать эффекта, похожего на действие препарата ЛСД, без применения какой-либо химии, только с помощью музыки и специальных дыхательных упражнений. Давайте послушаем такую музыку.

Звучит композиция тувинской певицы Саинхо Намчылак под названием «Как прозрачная тень»

Владимир Леви:
Мы говорим сейчас о разных видах экзотической, шаманской, народной и психоделической музыки, но не забудем, что и через классическую музыку тоже проходит сквозная нить определенной ее связи с употреблением разного рода наркотических веществ. Многие композиторы писали не без помощи такого наркотического вещества, как алкоголь. Этим славился и Модест Петрович Мусоргский. Бетховен некоторые свои произведения писал с изрядной дозой алкоголя в крови.

Максим Леви:
Как тут не вспомнить, что некоторые классические произведения называли «пьянящими» или «наркотическими». Фридрих Ницше назвал наркотической музыку Вагнера. И музыку таких композиторов, как Скрябин, по воздействию на человека сравнивали с наркотиком.

Владимир Леви:
Звучит одна из прелюдий Скрябина.

Звучит прелюдия Скрябина

Евгения Полянская:
В эфире «Музыкальная аптека», авторская программа доктора Леви. Мы продолжаем начатую тему: музыка и зависимости. Всякого рода зависимости: музыка и наркотики, алкоголь, в том числе и музыка как объект этой зависимости, об этом тоже пойдет разговор. И вообще если подумать, то, наверное, все мы от чего-то зависимы. Вы можете подумать о себе, о своей жизни. Что вы любите: телевизор, игральные автоматы, ходить в магазин, сладости, спать или что-нибудь еще? Это все, наверное, тоже можно назвать своеобразными зависимостями.

Максим Леви:
Всем нам известно слово «меломания». Не правда ли, слышится общий корень со словом «наркомания»? Всевозможные мании – это увлечение человека чем-то и потребность человека в чем-то.

Владимир Леви:
И всякая потребность может иметь разную степень. Питание, питье – это тоже потребность. И мы от этого тоже зависим. Можно сказать, что у всех нас есть пищевая зависимость. Можно сказать, что у нас есть и музыкальная зависимость, особенно у людей музыкальных. Относиться к этому как к чему-то плохому, наверное, никак нельзя.
Понятие «меломания» появилось еще в XIX веке. Меломанами называли людей, особо приверженных музыке, они всегда ходили и ходят на концерты. А вот сейчас есть целые слои населения, которые выявляют очевидную психологическую зависимость от музыки. Прежде всего, это подростки и юноши. Довольно характерный персонаж: совсем зелененький юноша, у него в ушах наушники, он едет в транспорте, он отрешен от внешнего мира и он «балдеет». Посмотришь на этого человечка, и сразу ясно, зачем ему нужна музыка. В основном затем, чтобы уйти из мира скучного, из мира всякого долженствования, из мира агрессивного, давящего, в котором он по преимуществу живет. Единственное утешение в такой ситуации – хорошо, что не химический наркотик.

Звучит проигрыш: фрагмент тяжелой музыки

Евгения Полянская:
Здесь, наверное, очень тонкая грань между зависимостью сродни наркотической и просто увлечением. Как почувствовать эту грань, как не перейти ее? И как отличить одно от другого?

Максим Леви:
Есть ряд признаков. Важный признак – сужение круга интересов. Если человек упорно и много слушает только один вид музыки, а все остальные не способен воспринимать – это первый болезненный признак. Еще один, общий для разных видов зависимостей – необходимость повышения дозы. В музыке это проявляется прослушиванием более длительным и на большей громкости. Еще важный момент – это так называемый синдром лишения. Например, когда лишают этого молодого человека возможности слушать его любимую эстрадную музыку, она начинает ему грезиться, он испытывает беспокойство, колебания настроения, общее подавленное состояние. Снижается способность человека выполнять его повседневную деятельность. Когда подросток делает уроки и включает громко эту музыку, она ему явно мешает делать уроки. Он получает уже двойки, но, тем не менее, продолжает это делать, потому что чувствует, что он без этого не может. Что напоминает абстинентный синдром, или то, что называют ломкой.

Евгения Полянская:
Как быть, если уже очевидно, что зависимость стала сродни наркотической? Как быть с ребенком, который весь день слушает музыку, причем одну и ту же? И вынуждает слушать эту музыку окружающих?

Владимир Леви:
Вот некоторые из возможных решений. Во-первых, нужно немножко запастись терпением и вместе с вашим ребенком внимательно сориентироваться, разобраться в той музыке, которую он слушает, на которую он, как говорится, запал. И ни в коем случае не проявлять пренебрежения, презрения или отвержения ее – нет, слушаем ее вместе какое-то время. Это обязательная стадия так называемого психологического присоединения, совершенно необходимого для последующего воздействия, изменения состояния, изменения интересов. Если мы просто запретим ему слушать его любимую музыку, у него возникнет чувство сопротивления, обиды, будет только обратная реакция. Более того, у него возникнет ломка, растерянность, кризисное состояние, которое может его толкнуть уже к более опасным наркотикам. Нужно здесь обязательно учитывать то обстоятельство, что подросток не просто так слушает эту музыку. Такую же музыку слушают и его друзья. То есть музыка – это еще и мощное средство отождествления человека с какой-то группой, с каким-то кругом. И если мы это у подростка отнимем, мы его оставим в одиночестве. Музыка, дорогие друзья, – это, прежде всего, средство убегания от одиночества. И даже когда подросток слушает музыку просто наедине с собой, он этим самым убегает от щемящего чувства внутреннего одиночества. Если мы будем вместе с ним, этого одиночества станет меньше, а значит, снизится потребность убегать в какой угодно наркотик, включая и музыкальный.

Максим Леви:
Стоит еще иметь в виду то, что никакое музыкальное пристрастие, сколь бы навязчивым оно ни было, не бывает вечным. Меняется возраст, меняется круг общения, меняются интересы. Важнее всего все-таки ваши хорошие взаимоотношения. Если это есть, то можно всегда найти компромисс, например, договориться о том, что какое-то время в доме будет звучать любимая музыка вашего чада, какое-то время – ваша любимая музыка. Тогда ребенок будет слышать и тот репертуар, который нравится вам, и со временем найдет, что в этом что-то есть. Как однажды заметил Норберт Винер: «Когда мне было шестнадцать лет, мои родители были ужасно глупы, когда мне было двадцать пять, я удивился, как они могли за такой короткий срок так сильно поумнеть».

Звучит джазовая ретро-музыка

Владимир Леви:
Если мы внимательно вслушаемся в ту музыку, которую слушают наши дети, подростки, то можно уловить родство этой музыки с какой-то более высокой, хорошей музыкой. Например, у Баха мы найдем все то, что слышим сейчас в рок-музыке и в какой угодно еще. Бах – это целая Вселенная, где есть все. Мы найдем эти мотивные зерна, эти ритмические ходы. Между всеми видами музыки есть связь, и эти мосты нужно только проложить.

Звучит музыка Баха в современной обработке

Евгения Полянская:
Зависимости могут быть со знаком плюс и со знаком минус. Это может быть увлечение, которое дарит человеку целый мир, и это может быть болезнь, которая закрывает весь мир от него. И в зависимости от музыки есть очень много хорошего.

Владимир Леви:
Есть еще одно такое понятие в практической психотерапии, которое я ввел, – это понятие буферной зависимости. Для того чтобы человека освободить от одной зависимости, приходится переводить его на другую. Кстати, в любви точно так же. Так вот, музыка может быть такой буферной зависимостью, способной увести человека от зависимостей более тяжелых и разрушительных. Вот, в общем-то, в чем смысл того мощного воздействия музыки, которое может спасать нас от разрушительных наркотиков.

Максим Леви:
Итог сегодняшнего разговора может быть подведен одной простой мыслью: искать всевозможные пристрастия, увлечения и зависимости нас побуждает стремление хотя бы немного приподняться над суетой повседневности. Так давайте найдем это в музыке. Просто в музыке. Сейчас прозвучит стихотворение, которое написала Ольга Горпенко, наша коллега, психолог и нарколог, которая уже принимала участие в нашей передаче.

Читает Владимир Леви
Когда счастливый круг земной
Обрел моря и сушу,
Господь из музыки одной
Людскую создал душу.
В переплетении ветвей
Небес весны холодной
Пусть будет музыка твоей
Звездою путеводной;
Пусть будет музыка с тобой
В тиши и в звуках грома,
В пути вперед, в стране любой,
В стенах родного дома;
Пусть собираются толпой
Друзья и незнакомцы,
Пусть просят все: «Сыграй и спой,
Как птица в свете солнца!»

Звучит композиция «Ты поднимаешь меня»

Максим Леви:
Прозвучавшее стихотворение Ольги Горпенко подхватила композиция, которую написал ирландский автор Рольф Ловланд на стихи Брендона Грэхэма, исполнил Брайан Кеннеди. Она называется «Ты поднимаешь меня». «Ты поднимаешь меня над вершинами гор, над штормящим морем, ты поднимаешь меня над самим собой». И не скроем: именно таких переживаний часто ищут люди, употребляющие наркотические вещества, и жестоко обманываются. И такие же переживания дает нам хорошая музыка, и она никогда не обманет.

Евгения Полянская:
Завершая сегодня «Музыкальную аптеку», очень хочется пожелать всем вам, дорогие слушатели, оптимизма. Всегда – надежды и еще раз силы духа. С вами прощаются сегодня: авторы программы Владимир и Максим Леви, звукорежиссер Михаил Максимов, музыкальный консультант Вера Бисенек, продюсер Ольга Копылова, редактор передачи Евгения Полянская.


Оставить отзыв (1)



Rambler's
Top100


левиртуальная улица • ВЛАДИМИРА ЛЕВИ • писателя, врача, психолога

Владимир Львович Леви © 2001 - 2017
Дизайн: И. Гончаренко
Рисунки: Владимир Леви
Административная поддержка сайта осуществляется IT-студией "SoftTime"

Rambler's Top100