дом леви
кабинет бзикиатрии
кафедра зависимологии
гостиный твор
дело в шляпе
гипнотарий
гостиная
форум
ВОТ
Главная площадь Levi Street
twitter ЖЖ ВКонтакте Facebook Мой Мир
КниГид
парк влюбленных
художественная галерея
академия фортунологии
детский дворик
рассылочная
смехотарий
избранное
почта
о книгах

объявления

об улице


Levi Street / Музыкальная аптека / Покой


 

Покой



слушать передачу



музыка и сон
(1)


музыкальные снотворные



Звучит музыка Владимира Леви

Евгения Полянская:
Доброе утро, в эфире «Музыкальная аптека». Дорогие друзья, вас приветствует доктор, психолог, писатель и музыкант Владимир Леви, психолог и музыкант Максим Леви, музыкальный консультант Вера Бисенек, звукорежиссер Михаил Максимов и редактор передачи Евгения Полянская. Здравствуйте. Сейчас, друзья, вы слышите успокаивающую медитативную фортепианную музыку Владимира Леви и его стихи. Звучит авторское исполнение. Такая музыка может использоваться для домашних медитаций и самогипноза.

Продолжает звучать музыка Владимира Леви

Владимир Леви:
Твой дом в тебе.
К нему ведут ступени тишины,
Ступени той внимательной свободы,
Которую покоем называют.
Здесь мастерская твоей судьбы
И выбор твой.
Здесь собирать себя ты можешь
И молиться.
Твой храм в тебе.

Евгения Полянская:
Когда слушаешь такую музыку, очень хочется сесть в глубокое мягкое кресло, комфортно и удобно устроиться, откинуться, освободить все тело и расслабиться, как говорят психологи. Предаться мечтам, грезам и приятным воспоминаниям. А то и задремать, а заодно и усыпить всех наших слушателей.

Владимир Леви:
Что поделаешь… Тема у нас такая сегодня. И придется найти какой-то компромисс между обычным тонизирующим действием музыки и тоже обычным, но снотворным.

Евгения Полянская:
Снотворным? Пощадите, доктор. Снотворная музыка – и в субботнее раннее утро!

Владимир Леви:
Даю клятвенное обещание, если усыпить, то под конец передачи обязательно разбудить. Итак, друзья, сегодня мы вновь обращаемся к основному направлению нашей «Музыкальной аптеки» – целительной силе музыки, ее служению на благо здоровья телесного и душевного. И пришло время вспомнить, что по меньшей мере целую треть своей жизни, если не больше (причем, лучшую треть, как я думаю), мы проводим в состоянии, которое определяется одним коротким и всем знакомым словом «сон». Сон и музыка… Музыка и сон… Как они встречаются и взаимодействуют?.. Как могут помогать друг другу?.. Да, я не случайно сказал «друг другу», дальше в нашей передаче мы расскажем о том, как лучшая треть жизни, сон, рождает музыку, волшебным образом посылает ее к творцам музыки, композиторам. Как музыка приходит к ним, а потом и к нам через сон. Ну а то, что музыка может помогать сну, известно с тех незапамятных доисторических времен, когда была сочинена первая колыбельная песня. Когда мамы, укачивая грудных младенцев, догадались еще и петь им.

Звучит колыбельная

Максим Леви:
Колыбельные «Баю-баюшки» для грудных младенцев, да и для детишек постарше есть у всех народов Земли. Они очень разные. Вместе с тем они одинаковы спокойным ритмом, нежными интонациями, тембрами, воспроизводящими материнский человеческий голос. Один и тот же, в принципе, во всех уголках планеты. Короче говоря, колыбельная – это самый первый аудиогипноз, первая релакс-музыка и первейшее музыкальное снотворное, и не только слуховое. Если ребенка укачивают – это ритмическое покачивание вызывает бессознательное воспоминание тела о жизни в утробе или в глубине океана.

Евгения Полянская:
Если человечество уже так давно стихийно изобрело такое действенное музыкальное снотворное для детей, то почему бы взрослым не воспользоваться этим же? Или почему не создать что-то подобное, но уже для взрослых, которым почему-либо трудно засыпать?

Максим Леви:
Это и делается, и тоже давно. В античной и восточной музыкотерапии применялась специальная усыпительная музыка для успокоения душевнобольных и больных, страдающих тяжелыми болями. Многими признаками такая музыка напоминала детские колыбельные. Отличалась тем, что начало музыки было более оживленным, богаче инструментованным, и постепенно музыка замедляла свой темпоритм, утихала.

Вера Бисенек:
Музыкальные снотворные. Многие вельможные особы принимали музыкальные снотворные пилюли, заказывали специальные произведения композиторам – своим современникам. И своими заказами, сами того не подозревая, пополняли музыкальную сокровищницу. Так произошло со страдавшим бессонницей графом Кайзерлингом, бывшем некоторое время русским посланником при дрезденском дворе. Граф был большим любителем музыки, и своеобразное снотворное произведение заказал не кому-нибудь, а самому Иоганну Себастьяну Баху. Он попросил Баха написать для него несколько вещей, как он сам сказал, нежного и вместе с тем веселого характера, которые развлекали бы его в продолжении бессонных ночей. А исполнять эти сочинения должен был в соседней комнате придворный музыкант. Так появилась знаменитая ария с тридцатью вариациями, более известная как гольдберг-вариации по имени придворного клавесиниста Гольдберга, целыми ночами ублажавшего слух своего графа.

Звучит ария Баха

Владимир Леви:
А в XVIII веке расцвет получила так называемая ятромузыка – специально-лечебная. Одним из ее ярких представителей был известный французский композитор Марен Маре. И в этом специализированном жанре были свои шедевры, успокоительные и помогающие сну. Темпы такой музыки были, конечно, самые медленные адажио, ларго. Правда, даже первейший ятрокомпозитор Маре не решался объявлять свою музыку снотворной. Ведь если во время исполнения музыки пациент засыпает, то он перестает ее слышать. А если это произойдет на концерте? Человек может захрапеть или упасть с кресла на пол. И это – скандал…

Максим Леви:
Когда появились средства для домашнего прослушивания и звукозаписи, подобный скандал уже перестал быть страшным. Уже с середины прошлого века появились первые пластинки с записью так называемых мелодий спокойного сна. Это были в основном отрывки известных классических произведений европейских и русских композиторов. Спокойная медленная нежная музыка Баха, Моцарта, Гайдна, Чайковского.

Звучит анданте кантабиле Чайковского в сочетании со звуками природы

Владимир Леви:
Медленной спокойной музыки очень много, но в действительности эффект от такой музыки простирается на гораздо более широкий психологический диапазон. Я помню, в детстве мама мне играла маленькую пьесу Шумана из детского альбома «Дитя засыпает». Я совершенно обожал эту пьесу, и в ней раскрывается мир засыпающего ребенка. Этот вход в сон. Начинается эта пьеса интонациями то ли колыбельными, то ли как бы немножко плачущего, то ли хнычущего ребеночка. А потом музыка постепенно успокаивается, и вдруг открывается тайник в мир начинающегося, возникающего сновидения. Вдруг открывается какое-то чудо. Вот этот тайник души буквально раскрывается какой-то райской россыпью. Тайник именно детской души – чистой, прекрасной.

Звучит пьеса Шумана «Дитя засыпает»

Владимир Леви:
Я до сих пор не могу даже мысленно вспоминать эту музыку без слез умиления. Если это слушать, то можно входить в то самое состояние душевной открытости, спокойствия и созерцания, которые открывают дорогу в настоящий рай, в тайники нашей собственной души.

Продолжает звучать пьеса Шумана

Максим Леви:
Не забудем и о том, что музыка других направлений: джаз, блюз, легкая эстрада, тоже может воздействовать успокоительно и приближать ко сну. Иные произведения можно даже смело причислить к аудиогипнозу. А с начала 70-х годов быстрое развитие получает электронная релакс-музыка, о которой уже шла речь в наших передачах. Все это пошло на службу столь драгоценному покою и возвращению человека к себе самому – приходу в себя.

Звучит фрагмент Жана Мишеля Жарра

Евгения Полянская:
Успех самых первых дисков с так называемой снотворной и релакс-музыкой был близок к ажиотажному, потому что огромное количество людей ежедневно к вечеру или к ночи накапливает заряд напряжения, тревоги, забот и беспокойства, злости и так далее. А это все не дает человеку уснуть. А если не сбросить, не растворить все это в хорошем качественном сне, то придется утром вставать опять не выспавшимся, не отдохнувшим. В общем, напряжение накапливается, и не каждый человек может найти достойное средство для снятия этого напряжения. А между тем все очень просто.

Звучат позывные «Музыкальной аптеки»

Евгения Полянская:
В эфире «Музыкальная аптека» – программа доктора Леви. В студии Владимир и Максим Леви, музыкальный консультант Вера Бисенек и редактор Евгения Полянская. Продолжаем нашу программу. И снова звучит отрывок из музыкально-литературной композиции «Исповедь гипнотизера».

Владимир Леви:
Сейчас прозвучит отрывок с музыкой и стихами на мотив моей детской картинки, где нарисовано дерево. И вот с этим деревом разговаривает ветер о том, что такое сон и даже о том, что такое вечный сон...

Евгения Полянская:
Владимир Леви, авторское исполнение. Максим Леви – гитара.

Звучит отрывок из музыкально-литературной композиции «Исповедь гипнотизера» Владимира Леви

На фоне авторской музыки звучат стихи:
И это дерево... Я был им –
боговетвистым, солнцекрылым.
Я плыл сквозь воздух, я пылал
спокойствием... Мои стрекозы и птицы,
я их целовал, дарил цветы, плоды и слезы.
А ветер – ветер веселил мне волосы,
венки сплетая и расплетая – и спросил:
– А можно тебя погладить осторожно?
– Как хочешь. Только не усни,
и ветку к ветке прикосни.
– А что такое сон?
– Работа. Но у нее другая нота,
другие краски и холсты.
Пройдешь сквозь ближние кусты,
вздохнешь, травинку потревожишь,
волну к губам своим приложишь...
Волна уснет, но полный сон
бывает только в унисон.


Вера Бисенек:
Да, точно сказано: сон – это работа. Художественная работа. Но у нее другая нота и, видимо, другие задачи и способы их выполнения. И не только музыка помогает сну, но и сон может помогать музыке. Многим великим композиторам их произведения приходили как раз во сне. Ведь творческий огонь пылает в композиторских головах и днем, и ночью. Великий итальянский скрипач и композитор Джузеппе Тартини сочинил одну из своих самых знаменитых произведений, скрипичную сонату «Трель дьявола», во сне. Собственно работа над этой сонатой шла многие годы, но окончательный вид произведение получило после того, как Тартини приснился жуткий сон, будто бы сам дьявол схватил его скрипку и заиграл мелодию, обильно украшая ее виртуозными трелями.

Звучит фрагмент финала сонаты «Трель дьявола»

Вера Бисенек:
Вы слышите отрывок из финала сонаты «Трель дьявола». Часть этого произведения в ранних изданиях называлась «Сон автора».

Продолжает звучать отрывок из финала сонаты «Трель дьявола»

Евгения Полянская:
Тех наших слушателей, которые успели расслабиться и уснуть во время нашей передачи, эта музыка, вероятно, снова активизирует к субботнему отдыху. Вообще-то приход творческих идей и озарений через сон – не диковинка. Менделеев увидел во сне свою периодическую таблицу, Вальтер Скотт – целый роман. А сейчас послушаем песню, мотив из которой уже давно служит позывными нашей передачи. Написал ее Максим Леви на слова Анны Родионовой. И песня эта о том, как человек спит и видит сон, а может быть и не сон, а что-то гораздо большее.

Владимир Леви:
Исполняет автор и его мама Алла Чудина.

Звучит песня Максима Леви в исполнении Аллы Чудиной и автора

Евгения Полянская:
С вами прощаются сегодня авторы программы Владимир и Максим Леви, звукорежиссер Михаил Максимов, музыкальный консультант Вера Бисенек, продюсер Ольга Копылова, редактор передачи Евгения Полянская.


Оставить отзыв



Rambler's
Top100


левиртуальная улица • ВЛАДИМИРА ЛЕВИ • писателя, врача, психолога

Владимир Львович Леви © 2001 - 2017
Дизайн: И. Гончаренко
Рисунки: Владимир Леви
Административная поддержка сайта осуществляется IT-студией "SoftTime"

Rambler's Top100