дом леви
кабинет бзикиатрии
кафедра зависимологии
гостиный твор
дело в шляпе
гипнотарий
гостиная
форум
ВОТ
Главная площадь Levi Street
twitter ЖЖ ВКонтакте Facebook Мой Мир
КниГид
парк влюбленных
художественная галерея
академия фортунологии
детский дворик
рассылочная
смехотарий
избранное
почта
о книгах

объявления

об улице


Levi Street / Гипнотарий / По следам психозавров


 

"Наемный Бог"

отрывки из новой книги

По следам психозавров

Исправление прошлого. Исправление будущего.


Считается, что современный гипноз, эриксоновский, например, проводится без усыпления пациента и этим выигрышнее, чем «классический». Так ли это? Нужно ли для гипнотизации обязательно усыплять?


– Слово «гипноз» – один из многих примеров укрепившейся неопределенности терминологии. Почти как «любовь» – каждый разумеет свое...
Гипноз, буквально, и есть сон – наведенный, ВНУШЕННЫЙ СОН, и ничто более. Термин обозначает одно из человеческих состояний. Достигается это состояние действием, которое называют внушением, или суггестией. Если следовать терминологической строгости , то «гипноз» эриксоновский – не гипноз, а одна из техник внушения, наведения транса.


А что такое, спрашивается, есть транс?.. А это есть состояние, в котором внушаемость, с одной стороны, крайне повышена, а с других сторон крайне понижена... Не очень понятно?.. Чуть поконкретнее?


В трансе находится музыкант и захваченные его музыкой слушатели. В трансе – актер, в трансе – зритель, если актер на него действует. В трансе – не надо и объяснять – целующиеся влюбленные, люди дерущиеся или яростно спорящие. Игроки, болельщики, возбужденная толпа... Шаман, производящий камлание… В глубочайшем трансе несколько дней находился Альберт Эйнштейн – те самые несколько дней, когда он писал те шесть с половиной страниц, на которые уместилась новорожденная теория относительности. Но и вся остальная его жизнь была колоссальным творческим трансом… В транс впадают читатели, когда им передается тот транс, в котором работал автор…


Транс – состояние избирательно сосредоточенного внимания – внимания, которое удерживает себя на своем предмете без дополнительных усилий, само. Состояние избирательно повышенной, односторонней внушаемости.


Теперь отвечаю на вопрос. Как правило, для успешного внушения усыпление – то есть, введение в гипнотическое состояние в строгом смысле слова – не обязательно. Но для некоторых видов и степеней внушения усыпление необходимо. И более и прежде всего – когда требуется отделить целостность души человека от частичности его личности и его тела – когда нужно освободить человека от самого себя.


– Например?..


Неврозы навязчивостей и всевозможные страхи. Неуправляемые, насилующие человека привязанности и зависимости – от наркотических до любовных. Психотелесные (конверсивные) заболевания, от кожных до желудочно-кишечных и сердечно-сосудистых, несть им числа... Некоторые случаи, имитирующие психозы и психопатии, особенно у детей, подростков и юношей. Некоторые депрессии...


Правда ли, что в гипнотическом сне можно сделать доступными самые глубокие пласты подсознания, самые потаенные следы памяти? Увидеть забытые сны? Вспомнить давно забытое прошлое и даже прежние воплощения души, прошлые жизни?...Что вы можете рассказать о гипнотической реинкарнации?


– Скажу прежде всего, что и в обыкновенном, естественном, не внушенном сне, да и в бодрствовании, в медитациях – ВСЕ ВОЗМОЖНО.
Обратим внимание: наше представление о сне изначально сопряжено с метафорой вниз-схождения, спуска по вертикали – в некое потаенное, замкнутое или открытое – дальше, во-внутрь – пространство... В сон мы по-гружаемся, про-валиваемся… Ассоциации с пещерой, с преисподней, с утробой… Чем сон глубже, тем ближе мы к первобытийному состоянию — к младенчеству, к эмбриональности...
На переходной лесенке, ведущей от бодрствования к засыпанию много ступенек, где свет сознания неуловимо переходит в дремотные сумерки, во мглу забытья... На каждой ступеньке можно подзадержаться...


Если же спускается туда вместе с нами Некто, да еще помогает, подталкивает, не давая, однако, проваливаться неуправляемо; если чья-то забота, властная или мягко-вкрадчивая, голосом или прикосновением решает за нас, где остановиться...


Тогда мы можем уснуть глубоко, но Некто будет держать нас на поводке и, если захочет, вытянет обратно на столько-то ступенек; можем уснуть дезинтегрированно, по частям — мышцы, например, обездвижены, а самосознание не отключено, или наоборот... Ясно, что в таком состоянии, доверив контроль над собой другому, мы себе уже почти не подвластны, хозяин положения — гипнотизер. Однако же и он может не понимать, что с нами происходит. И чаще всего так оно и бывает...


В полуразъединенном состоянии мозг и тело всего охотнее вспоминают далекое видовое прошлое и родство с другими существами — с древесными ленивцами, например, для которых “восковая гибкость” мышц, каталепсия — нормальное состояние. Так, может быть, спали, легко сохраняя самые причудливые позы и не чувствуя боли и неудобств, и наши древесные пращуры...


Да, несомненно: в гипнотическом трансе и гипнотическом сне можно оживить и память лично-индивидуальную, нажитую, и память наследственную, генетическую, видовую. Ничего в этом сверхъестественного нет, такое возможно и не только в гипнозе, ибо мы целостны, и в каждый миг жизни в нас пребывает вся наша жизнь, во всех ее подробностях и во всех измерениях.


Точно обставленным, многоступенчатым внушением можно пробудить такие глубокие пласты памяти, о которых не подозревает ни сам загипнотизированный, ни гипнотизер. Можно оживить сцены из далекого прошлого, казалось бы, безвозвратно забытые – как в случае, о котором в шестидесятые годы стало известно всему миру: житель Венгрии, 35-летний шахтер, мальчиком угнанный фашистами с Украины, с помощью врача-гипнолога вспомнил свое настоящее имя и фамилию, нашел родное село и мать...


Можно вернуть давно утраченные навыки и умения. Вот пятидесятилетняя женщина танцует давно забытый танец ее юности. Вот двадцатипятилетняя превращается в семилетнюю первоклассницу и старательно выводит буквы истинно детским почерком. Вот она, уже трехлетняя, говорит детским голоском и, сидя на голом полу, играет в песочек... На одном моем сеансе человек средних лет, в далеком детстве учившийся музыке, но за последующую жизнь позабывший, как он сам говорил, даже “Чижика-пыжика”, в трансе свободно заиграл на рояле, и заиграл неплохо.


Истинное оживление памяти в подобных случаях приходится внимательно отличать от гениально-актерской имитации – от внушенной роли, исполняемой с запредельной подлинностью, вчистую по Станиславскому. Если внушить двадцатипятилетней сомнамбуле, что она столетняя старуха, мы увидим потрясающее вживание в образ, быть может, провидческое, но конечно, не воссоздание прошлого, которого не было. Согнувшись, сомнамбула будет передвигаться мелкими шажками, кряхтеть, тяжело дышать, говорить скрипуче... Она будет ЧУВСТВОВАТЬ и затрудненность в движениях, характерную для глубокой старости, и сухость во рту...


У взрослых сомнамбул, которым внушается, что они дети, наблюдаются типично детские изменения в восприятии, в мышлении, в почерке (никакой актер этого добиться не может), в некоторых физиологических показателях и в электроэнцефалограмме. Эти люди заново живут в своем детстве и вспоминают уйму забытого... Такое возможно еще лишь в сновидениях; но сновидения не управляемы (если этому не обучиться специально) – здесь же все руководится и контролируется гипнотизером. По ходу дела очень легко «исправлять прошлое», чем и пользуются – для исправления будущего – в тех случаях, когда ясно, что какие-то конкретные детские переживания служат причиной последующих взрослых трудностей и страданий... Это уже сочетание психоанализа и гипноза – мощная лечебная связка.


Пользуясь ею, надо иметь в виду, что какая-то тонкая нить между гипнотическими переживаниями и текущей реальностью, между «тем» миром и «этим» все-таки сохраняется. Внушая одиннадцати своим сомнамбулам, что они только что родившиеся младенчики, я наблюдал у них и сосательные движения, и особые рефлексы, которые бывают только у новорожденных, и характерное скрючивание пальцев рук и ног, и плавучесть глаз... Однако никто из них ни разу не заплакал как малый ребенок и, прошу прощения, не описался и не обкакался. Почему – догадаться, пожалуй, можно.


Что же касается перевоплощения душ, прошлых жизней, реинкарнации... Вспоминаю одну даму, необъяснимо и дико всю жизнь боявшуюся котов (кошек тоже, но почему-то меньше). Она не просила вылечить ее от котофобии, наоборот, даже культивировала этот бзик. Но любопытства ради уговорила меня ввести ее в состояние гипнореинкарнации. По ритуальному сценарию я внушил ей – в уже достигнутом глубоком сомнамбулизме – что она заново живет в своем первом земном воплощении. Ни эпоху, ни бытность намеренно не обозначил, все шло из нее самой... Временем рождения оказался палеолит; дама наша была там юношей по имени Хик, собирателем плодов и кореньев. Сидит себе Хик на полянке мирно, под кустиком что-то раскапывает. Вдруг оглядывается и застывает в ужасе – в следущий миг дикий вопль, судороги, отключка... Быстро бужу, трясу, тру уши, ору – не слышит, едва дышит, не может подняться, пришлось давать нашатырный спирт... «Что с вами случилось, кто это был?» – «Меня съели... Меня съел... КОТОЗАВР...»


Я догадался еще до сеанса, что ее «там» кто-то слопал, не мог только предположить, что это чудовище так простенько называется... Пришлось снова побыстрей усыпить и переиграть роковую сцену с дополнительным персонажем – Отцом Иегуагу, великим тотемным богом, который этого самого котозавра отменным образом укокошил.
После этой процедуры паническая котобоязнь у дамы, как и ожидалось, исчезла, хотя общее неприятие породы кошачьих осталось в силе.


Есть, конечно же, что рассказать об этом и посерьезнее, но чуть позже...


– От каких главных факторов зависит гипнабельность?


– Если вы способны нормально сосредоточиться, впечатлительны по обычной мере и достаточно легко засыпаете, ваша гипнабельность будет гарантированно высокой — при том, однако, условии, что она не заблокирована тревожностью, недоверием, скепсисом, болезненным самолюбием, чрезмерным интеллектуализмом и прочая. Искусство гипнотизера и состоит на 99% в снятии этих блокад. Людей здоровых и жизнерадостных гипнотизировать легче. У неблагополучных, с ущербной самооценкой – особенно остры ножницы между стремлением вверить себя чьей-то превосходящей воле и страхом “потери себя”.


Чем развитее самосознание, чем внутренне культурнее, интеллигентнее человек– тем избирательнее его внушаемость и тем меньше в ней иждивенчества. С такими пациентами хорошо работать в жанре индивидуальных гипносеансов ( с обязательным аналитическим сопровождением), а групповая практика не подходит.


Если вы доверяете гипнотизеру, нормально внушаемы, но по какой-то причине нелегко засыпаете (чересчур возбудимы, в детстве боялись темноты...), то ваше гипнотическое состояние будет иметь форму лишь бодрственного, активного транса. Рапорт действует, сознание суживается, можно внушать роли, образы и т. д. — но подвижность и чувство бодрствования сохраняются. Запоминание — когда как... Опытный гипнотизер, распознав такую натуру, сразу идет в обход усыпления; неопытный или тупой упорствует в попытках усыпить — и тем только блокирует внушаемость, разрушает рапорт. Некоторые из пациентов с помощью таких вот чародеев попадают ко мне, уже зачислив себя в разряд “неподдающихся”. — “Отлично, — говорю я, — поддаваться не надо, ни в коем случае. Спать не будем, будем работать.»


Почему многие животные не переносят человеческого взгляда, боятся его?..


– По той же причине, по какой вам бывает не по себе, когда на вас молча, долго и неотрывно смотрит кто-нибудь незнакомый...
В общении животных глаза сверхзначимы: это главнейшая составляющая совокупного био-психо-сигнального органа, именуемого физиономией, а в просторечии мордой.
Глаза, широко открытые и прямо обращенные на тебя, говорят: – “ Ага! Это ты!?. А вот это я! Все мое внимание – на твоей персоне! Вся моя сила готова на тебя устремиться!.. Я тебя не боюсь! А если боюсь, то не отступаю, не уступаю... Я слежу за тобой, я тебя оцениваю, читаю твои намерения... Я сообщаю тебе о своей уверенности, о решимости...Ну посмотрим сейчас, кто кого, посмотрим, посмотрим... Моя морда глядит твердо! Морда – это звучит гордо!..”
Гориллы никогда не дерутся между собой. Для малочисленного племени этих чудовищных силачей драки взрослых самцов были бы видовым самоубийством. Разъяренный горилла одним рывком лапищи может свернуть голову льву. Посему и гневается лишь в исключительных случаях, предпочитая спускать пары безобидной разрядкой: пробежаться с воплем десяток метров, поколошматить себя по груди... Размножаются гориллы с прохладцей, это не кролики, куда им спешить, зачем перенаселяться? Ставка не на количество, а на качество.


Поединки самцам-гориллам вполне заменяет игра в гляделки. Встречаясь, два соперника на расстоянии около полутора метров друг от друга останавливаются и принимают боевые стойки: ноги чуть согнуты и расставлены, крепко уперты в землю, шея набычена, плечи развернуто-напряжены и направлены вперед, руки слегка раздвинуты, как крылья у боевых петухов, пальцы веером, как у новых русских ( манера заимствована у воров в законе, паханов-уголовников – преемственность натуральная). Чудовищные челюсти либо плотно сжаты, либо обнажены застывшим оскалом. Мощные мышцы надбровных дуг сведены внутрь и вниз – крайняя степень “нахмуривания” – а по наружным углам мефистофельски подняты... Вот из этих двух вздыбленных вулканических мышечных гор стреляют друг в дружку прямою наводкой энерго-информационные пушки – красновато-агатовые маленькие глаза. Сверлят, давят, буравят насквозь и глубже, испепеляют, уничтожают. Минут пять может так пройти, десять, пятнадцать – без единого звука и движения. Кто первым отводит взгляд – признает себя побежденным. Бойцы спокойно расходятся. Статус определен.
Тем же способом — внушительным взглядом — вожак призывает к порядку своих зарвавшихся подчиненных... Дерзкий прямой взгляд в глаза вожаку-горилле способен привести его в ярость, предупреждает Реми Шовен, и лучше не рисковать: одно небрежное движение лапы – и туловище в одном месте, а голова в другом...


В своей первой книге, которой теперь нигде не достать, вы описывали способы гипнотизации животных, рассказывали, как загипнотизировать крокодила…


– Да – быстро, стремительно, моментально, ошеломительно!!!!Перевернуть на спину!!!!Задержать, придержать!!!! Отпустить… остается в том же положении неподвижно…от минуты до нескольких часов…
Так можно загипнотизировать лягушку, курицу, индюка, кролика, кошку, собаку, льва, осьминога, жука-богомола,само собой… Но только не крокодила. Крокодила – не так.


– А как?..


– Бывалые рекомендуют: быстро вскочить симпатяге на спину, заглянуть ему в ясные очи и резко захлопнуть челюсти, если он их еще сам не успел захлопнуть на вашей ноге.


– Загипнотизированный крокодил челюсти не разомкнет?..


– Не проверял, но охотно верю.
Кстати, вашу собаку можно ввести в гипноз и спокойнее: крепко сжать морду руками и, глядя прямо в глаза, делать пальцами быстрые движения вдоль носа и щек, вокруг глаз… Уже через 15 – 30 секунд пес впадает в каталепсию. После чего ему можно сделать какое-нибудь полезное внушение…


Все животные, так ли, эдак ли, в той степени или иной, доступны манипуляциям, приводящим их в управляемое состояние. Возьмите за загривок котенка или даже взрослую кошку – достаточно резко, уверенно – поднимите в воздух, слегка встряхните – и в руках ваших уже существо пассивное и покорное, признавшее вашу власть, вольную казнить или миловать… В XVII веке Атанасиус Кирхер опубликовал свой знаменитый труд “О силе воображения курицы”, в котором описывался “экспериментум мирабиле”: курица кладется на бок, а перед носом у нее проводится меловая черта. Курица ни с места.
С помощью музыкально-ритмичных звуков и особых движений испокон века гипнотизируют змей, верблюдов, слонов, мангуст…
Во всех подобных случаях происходит одно: манипулирующий человек, словно компьютерный хакер, внедряется в коды той знаковой системы, которую эволюционно выработал данный вид животных для своего выживания и размножения. Со зверем говорят на его языке.


– Какие животные наименее гипнабельны?


– Считается, что обезьяны. Но я в этом не уверен.


– В какой степени биология взгляда действительна для человека? Действует ли она при гипнозе?


Видели ли вы, как маленькие дети, да и не только маленькие, и не только дети, боятся входить в общение, особенно с незнакомыми, как стесняются и смущаются, как опускают и отводят глаза, прячут лицо?.. Биопсихологические, инстинктивные механизмы у человека вовсю работают, но над ними надстраиваются более тонкие, произвольные социально-знаковые регуляции. Когда вполне взрослый человек прячет лицо, это уже что-то не то, правда?..


Властный взгляд в глаза может пробуждать либо древний рефлекс подчинения, либо, наоборот, активное сопротивление – агрессивно-оборонительную реакцию. С помощью взгляда, точней, с главенством его в воздействии, легче гипнотизируются дети, подростки и юноши, а среди взрослых – наивные, простодушные люди с признаками интеллектуальной инфантильности, привыкшие быть ведомыми или по роду службы приученные подчиняться старшим по званию – военные, милиционеры, мелкие служащие...
Императив – повелительный взгляд в глаза – плюс начальственно-уверенный, мощный приказ словом и жестом – резко повышает у них и без того большую внушаемость; это если еще не гипнотический транс, то его начало...
На женщин действует то же самое, плюс некоторые знаки полового господства: либо самцовско-отцовское начало (типаж генерала Лебедя), либо материнское: образ владыки-матери, используемый сейчас некоторыми телевизионными шарлатанками...


– Могли бы вы описать основные типы “гипнотической внешности”?


– Типов столько, сколько гипнотизеров. Речь идти может только о стерео-типах, о представлениях, о предрассудках, о мифах – то есть, об ожиданиях людей. Это важная сторона дела, ибо ожидание подготавливает внушение...
Представления о том, какими бывают гипнотизеры, какими им должно быть, претерпели определенную историческую эволюцию. За ними – древнейшие, закрепленные в массовом сознании (скорей, в подсознании) архетипы, прообразы, рожденные всечеловеческим детством... В восточной и юго-восточной традиции гипнотичен образ Учителя, Посвященного – гуру, с физиономическими чертами солидной зрелости или почтенной здоровой старости. Учитель прошел путь посвящения – испытаний, трудов и подвигов – это дает ему право на абсолютную власть...
В ареале христианской цивилизации значима вертикаль духовного авторитета, проходящая сквозь “обычного человека” – вверх, в “плюс-высоту”, в небеса, к Богу – и вниз, в “минус-высоту”, к князю мира сего, отцу лжи... Существо, наделенное сверхъестественной силой, должно, по народному разумению, иметь некие внешние признаки принадлежности к иерархии по этой шкале, в сторону плюса или в сторону минуса. Белый маг или черный маг – для обывателя практически все равно, лишь бы помог...


Сейчас массовых магов-гипнотизеров делает телевидение, с его монтажными изворотами, поэтому внешность, как таковая, роль практически утеряла. В годы, когда я начинал, еще оставался в силе “демонический образ”. Гипнотизер-мужчина должен был иметь что-нибудь эдакое: глаза восточного типа, необыкновенной черноты; густые брови, нависшие или делающие мощный мефистофельский взмах; густую гриву или могучую лысину ленинского образца; усы, бороду или хотя бы вострехонькую эспаньолку, нос желательно крючковатый или с энергично-хищным вырезом ноздрей...
К тому хорошо подверстывалась какая-нибудь небольшая хромота с палочкой-тросточкой, трубка, жилет, легкий тик вроде дергания щекою или плечом, картавость или небольшое заикание... Котировалась и “нордическая “ разновидность, тяготеющая к типажу северозападного супермена: гляделки серо-стальные-непроницаемые, лицо каменисто-угловатое, движения роботные, голос чугунный...
Женщине -гипнотизерше предписывался остро-тяжелый, сверляще-парализующий взгляд (впечатление больше всего зависит от мимики и строения век, а также бровей); необычная величина или форма глаз, при которой над радужкой или под ней в большей степени, чем обычно, выступают белки... В мимике и пантомимике место обычных дамских ужимок должна была занимать некая бесполая обволакивающая тягомотина...


Помню, у нас в клинике был аспирант-якут, сильно гипнотизировавший — и явно не без помощи своей характерной внешности. Потом объявился знаменитый гипноманьяк (прототип моего Оргаева в романе “Сквозняк”), взявший убойную манеру орать на своих пациентов, делать страшные глаза, дико напрягаться, трястись, надувая жилы на лбу – словно что-то испуская, выдавливая из себя, и не что-то, а эту вот самую мифическую гипноэнергию... Над ним посмеивались, называли отбойным молотком, фаллобусом, колуном – но он все же пробил себе путь, создал имя и круг паствы... Затем пришел сезон Кашпировского...


– Возможно ли заочное гипнотизирование через посредство видео- или фотоизображения гипнотизера?


– Возможно вполне. И многожды применялось и применяется. Что, кстати, доказывает психоролевой, чисто информационный, а не “энергетический” характер процесса.
У меня хранился рисунок художницы-пациентки, сделанный с меня во время сеанса гипноза. Характерное выражение глаз в нем хорошо схвачено и усилено. Этот рисунок сам по себе, без моего присутствия, вызывал гипнотическое состояние у некоторых моих пациентов. Им казалось, что из портрета исходят “гипнотические лучи”...
Но непременным условием возникновения гипнотранса было знание пациентом: кто я такой, чем занимаюсь, с каким успехом... Иными словами: предваряющий настрой, подготавливающее внушение. Все по науке...


– Действительно ли в гипнозе можно заставить человека не только вспомнить, но и забыть что угодно?


– В случаях глубокого транса – да. Но забывание относительно. Внушенное забывание (гипнотическая амнезия) – это блокирование вспоминания. Но не стирание памяти, не исчезновение – лишь программирование ее неиспользования. Я много экспериментировал в этой области, чтобы разобраться, что происходит сплошь и рядом с памятью моих ближних и моей собственной…
Одному пациенту внушил во время сеанса: на пятый день после нашей встречи, ровно в пять вечера вы позвоните мне и справитесь о моем здоровье. Вплоть до этого времени вы совершенно забудете о нашем сеансе и обо мне!..


В назначенный день, точно во-время раздается звонок:


– Здравствуйте, В. Л.! Как себя чувствуете?
– Спасибо, отлично. А вы?
– Теперь опять превосходно!
– Что значит «теперь опять»?
– Вот с этим звонком, прямо сейчас стало опять все прекрасно… И до того все было прекрасно. Только последние десять минут сильное беспокойство… За вас, доктор, не знаю сам, почему…


Расспрашиваю подробнее, почему же он мне позвонил. – « Вы знаете, все это время я чувствовал себя настолько чудесно…Совершенно забыл и думать о вас, доктор…И вдруг сегодня где-то с полпятого вошла в голову мысль, что ведь я давно вас не видел, что вы тоже человек, что переутомляетесь…А потом просто испугался, что с вами что-то может стрястись, и тогда что нам-то делать?.. Вот и решился снять трубку…
Замечательное оправдывающее наполнение !..


В другой раз, в молодежном доме отдыха, одному чрезмерно застенчивому юноше (он обратился ко мне с просьбой о помощи) на массовом сеансе было внушено, что на следующий день, во время обеда в столовой, перед тем, как начать есть второе блюдо, он встанет и громко, во всеуслышание произнесет фразу: “...Раз, два, три, четыре, пять, вышел зайчик погулять!” Задание было выполнено, и после этого юноша сразу стал заметно более уверенным и раскованным…


В том же доме отдыха двум юным сомнамбулам, Саше и Павлику, я внушил, что на следующий день, опять-таки во время обеда, они явятся вдвоем в столовую и споют отдыхающим песню “Пусть всегда будет солнце”, после чего найдут меня и сообщат, что задание выполнено. Полное забвение до исполнения...


Целый день ребята провели как обычно, на виду у всех, играли в пинг-понг, в бадминтон, дурачились. Ни на минуту не разлучались… Нашлись, конечно, доброжелатели, рассказали им, как и что должны они сделать. Отмахивались, смеялись, не верили. Раза два я случайно проходил мимо них— со мною ни слова, будто не знают меня…
Однако за час до срока уже вертелись возле столовой.


— Ну что, будете сейчас петь? — спрашивали доброжелатели.
— Не, петь не будем... Чего это еще, зачем? — недоумевали ребята.


Но последние пятнадцать минут вели себя уже странновато, словно молча обдумывали какое-то необычное предприятие... Когда совсем приспело время, Саша, более активный и самостоятельный, вдруг обращается к Павлику:


— Ну что, пошли?
— Пошли!


Дальнейшее было разыграно как по нотам...
Это произвело впечатление на многих, и на меня тоже. Подсознание – сила!..


Я понял тогда, что в момент исполнения отсроченного внушения гипнотик опять возвращается в сомнамбулический транс. А еще подумалось, что некоторые наши необъяснимые чувства, поступки и мысли могут быть исполнением чьих-то отсроченных внушений, незамеченных или забытых... Если так, то это реальный механизм порчи и сглаза... Но если так – то и не только порчи и сглаза, но и благословения , и молитвы…


– Можно ли в глубоком гипнозе так запрограммировать состояние и поведение человека, чтобы он сам об этом ничего не узнал и не смог догадаться?


– Да, разумеется, при определенной технологии – можно. Состояние гипнотранса для этого, кстати, не обязательно...
Отсроченное внушение пробивает себе дорогу, не просто «цепляясь» за имеющиеся обстоятельства, но и создавая их.


Одной своей пациентке я внушил, что минут через десять после сеанса она наденет мой пиджак... После сеанса мы, как обычно, говорили о ее самочувствии, о планах на будущее. Вдруг дама зябко поежилась, хотя в комнате было очень тепло. На руках появились мурашки.


— Что-то холодно... Я озябла... — виновато сказала она, и взгляд ее, блуждая по комнате, остановился на стоящем в углу стуле. На стуле висел мой пиджак. — Извините, мне что-то так холодно... Может быть, вы разрешите мне на минутку накинуть пиджак?


— Конечно...


Мотивировка —“ холодно”, и при этом — истинное ощущение холода, даже мурашки!.. Программа реализовалась единственно-естественным в этой ситуации способом: сделано было то, что оправданно захотелось!..


На одном из домашних сеансов (был такой грех...) двадцатичетырехлетней сомнамбуле Т. я внушил, что минут через пятнадцать после сеанса она поцелует брата ее подруги, молодого человека по имени Эдик.
Проснувшись, Т. чувствовала себя превосходно, шутила, смеялась, была в заметно приподнятом настроении. Никаких, разумеется, воспоминаний о происходившем во время сеанса: спала, и все...
Эдик находился на тот момент в другой комнате, играл в шахматы. Проходит минут десять-двенадцать, и Т. говорит: «Пойду посмотрю, что там делают мальчики». Подходит к компании играющих. Становится рядом с Эдиком, за его спиной, начинает следить за игрой: «болеть» за него, хотя ничего в игре не понимает. На какую-то долю секунды на лице проскальзывает смущение... Начинает подбадривать:


— Давай, Эдька... Выиграешь!.. Ну давай, объявляй мат в два хода...
Эдик недоуменно-отсутствующе косится... О том, что должно сейчас произойти, он не знает.


— Шах...


Минута, другая — и Эдик выигрывает. «Болельщица» страшно довольна.


— Ну, вот, молодец!—и шутливо, дружески-непринужденно чмокает его в синеватую щеку...Чего Эдик, еще не отошедший от игры, даже и не заметил...


И опять все естественно и оправданно, все без тени натяжки!..


– Случалось ли вам вольно или невольно злоупотребить гипнозом, принести им кому-нибудь вред?


– Да, на памяти моей и на совести есть один случай попытки корыстного употребления гипнотической ситуации. В ранней врачебной молодости я поддался искушению и поцеловал пациентку, девушку, которую гипнотизировал. Поцеловал во время сеанса – и...


–И--???!!!!!!!???????


– …и обнаружил, что эта рыженькая томно-манерная студентка - биологиня вовсе и не в гипнозе, а притворяется, пытаясь меня соблазнить, что и удалось. Но, слава Богу, только лишь до ступеньки этого вот злополучного поцелуя.


– А почему злополучного? Что было дальше?


– Сразу опомнился, ужаснулся – что же я делаю, что могу натворить, это же пациентка, я клятву Гиппократа давал... Отпрянул и попытался сделать вид, что ничего особенного не произошло, что это – ну так, случайно ...
Мне до сих пор жутко стыдно это вспоминать, я ведь не был даже влюблен, просто наваждение охватило. Ну, а девушка влюбилась. Во всяком случае, вволю наигралась в несчастную отвергнутую влюбленность. В течение года потом – три демонстрации попыток самоубийства с отчаянными душераздирающими записками... Она и до встречи со мной, и впоследствии такие психодрамы устраивала , причем один раз чуть действительно не отправилась на тот свет... Как бы то ни было, с моей стороны это было должностным преступлением.


Какова была дальнейшая судьба этой пациентки? И какой у нее был диагноз?


Девушка не была психически больна, но и вполне здоровой ее нельзя было назвать – из разряда так называемых пограничных, с чередой истероидных кризисных состояний. Потом влюбилась в другого доктора, из-за него тоже посамоубивалась пару раз... Она, конечно же, нуждалась в психологической помощи, в понимающей и умелой поддержке. Такой поддержки не мог ей в ту пору дать ни я, в психотерапии еще сосунок, ни психиатры, к которым она попадала. Представители так называемой школы Снежневского клеили ей, разумеется, вялотекущую шизофрению. Ничего себе вяло – пять или шесть суицидальных попыток… Но, как я с радостью за нее узнал много позже, жизнь ее сложилась благополучно. Закончила институт, вышла замуж, родила двух детей, стала доктором наук…


– Можно ли управлять человеком, переводя обычный сон в гипнотический?


– Да, можно.


Еще в детстве мне упорно казалось, что спящие скрывают какую-то тайну; что они слышат и знают больше, чем кажется...


Вот кто-то спит в шумной комнате. Хохочут, гремят, дым коромыслом, а человек спит себе.
Устал, вырубился. Бывает... Но подойдите к спящему ближе, сосредоточьтесь – и очень внимательно на него посмотрите, а остальные пусть на минуту затихнут... Держу пари: если спящий не пьян, он проснется. И может спросить, а чего вам от него, собственно, нужно...
Выработанный эволюцией механизм: внутренний сторож, следящий за изменениями среды.


Гипнотизер этого сторожа подчиняет себе. Кто пришел, тот и вошел, приноси что угодно, уноси что угодно...


Мне рассказали о случае, когда два друга выведали таким образом у третьего, скрытного, куда и с кем он ходит на свидания, а потом шутили над ним. Тот, не представляя себе, откуда у друзей такие сведения, решил, что за ним шпионили, страшно обиделся...


А вот другой случай: аутогипнотический транс, в который я “влез” способом психического присоединения... Было это в туалете-курилке Ленинской библиотеки. Я находился там по обычной надобности, дымил (в ту пору еще курил), с кем-то болтал... Вдруг замечаю своего друга С., с которым вместе тогда работал. О чем-то глубоко задумавшись, он расхаживает по курилке от стенки к стенке, из угла в угол, взад и вперед... Доходит до дальнего угла, поворачивает назад, идет на меня... Улыбаясь, гляжу на него, привстаю для приветствия... Что такое?


С. продолжает на меня надвигаться, глядит мне в лицо каким-то стеклянным чужим взглядом, насквозь... совсем-совсем близко подходит, продолжая смотреть в упор, перед самым моим носом поворачивает обратно...
Не узнает или не хочет узнавать?..
Я подождал, пока он снова повернет из угла и опять пойдет на меня... То же самое. В третий раз С. задумчиво и небрежно сбрасывает на меня пепел от папиросы...
Тут я понимаю, что он обдумывает что-то весьма важное для него, что это транс, натуральный самогипноз, и посему, ляг я у него под ногами, он через меня переступит, как через бревно, гарантированно... И решаюсь над ним слегка подшутить.


С. приближается – я встаю и иду за ним, совсем рядышком, точно в ногу... Повторяю все его движения, встраиваюсь в ритм его дыхания... Он этого, конечно, не замечает... Тогда я, в том же ритме, начинаю как бы выдыхать из себя – тихим голосом, максимально приближенным по звучанию к его собственному – такие вот утверждения:
– Подойду к телефону-автомату ...Позвоню Вике (нашей общей знакомой)... Спрошу, почему она дура... Позвоню Вике... спрошу, почему дура... звоню Вике... почему дура...


И вот С. направляется к телефону-автомату... Ждет, пока кто-то отговорит... Набирает номер...
– Алло, Вика? Привет, это я… Слушай, ты уже сдала документы на перекомиссию?.. Еще нет?.. А ты знаешь, что очередность тоже имеет значение?.. Слушай, ну почему ты такая беспечная дура, скажи на милость?.. А?.. Я из Ленинки, с авторефератом застрял...


Так в микромасштабе воспроизвелась тайная работа судьбы: что не замечается, то случается…


На следующий день я доложил С., что путем телепатии точно узнал, с кем и о чем он говорил вчера по телефону в Ленинской библиотеке.




Rambler's
Top100


левиртуальная улица • ВЛАДИМИРА ЛЕВИ • писателя, врача, психолога

Владимир Львович Леви © 2001 - 2017
Дизайн: И. Гончаренко
Рисунки: Владимир Леви
Административная поддержка сайта осуществляется IT-студией "SoftTime"

Rambler's Top100